Jump to content

FordEver

Oppositionist
  • Content Count

    243
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

0 Neutral
  1. Вот это точно! Куролесить - наше все!
  2. Ага, а там опять череда корпоративов, чтобы окончательно стереть рамки приличия между сослуживцами… Но ничего, там уже весна, майские, отпуска, постепенно забывается.
  3. Это как надо было НГ отметить, чтобы очнуться 23 января и думать, что уже февраль? Видимо, корпоратив реально удался!
  4. Ну, что наступает время шикарных подарков: носки и пена для бритья!?
  5. Вот это называется корпоратив удался, запала хватает на много лет вперед!
  6. Как по-разному встречают друг друга после рабочего корпоратива жена и муж. Муж жену: снимает сапоги, выслушивает, кто что выиграл, какие подарки были, кого она терпеть не может, потом еще с ней придется потанцевать, напоить, возможно открыть шампанское, и уложить спать, бережно переодев в пижамку. Если приходит муж с вечеринки, то с порога поступает вопрос, почему так долго, откуда помада на рубашке, опять напился, сволочь, и финалит все: “Я с тобой больше не разговариваю!”
  7. Эх, корпоративчики - особое время. После них складывают легенды, они подпитывают силами народ до следующего года. Это наше все!
  8. А почему сразу неприятные ощущения? Может как раз наоборот. Плюс, возможно для многих это не позор, а всенародная слава!
  9. Так, а кто сказал, что этот дед наш? Он может засланный казачек.
  10. Это как в сказке. Тянут-потянут, вытащить не могут, репка крепко сидит. Репка да дедку, штопор за репку, проктолог за штопор, а кто там за проктолога тянул?
  11. Ахаха, бабка вообще без чувства самосохранения…
  12. Ну так-то верно, не могешь - не делай. Но с другой стороны, когда ж еще как не в студенческие годы девушек на свидания приглашать. Я вот вспоминаю, у меня сосед в общаге по комнате был, все время девушку свою водил, когда я был там. Не знаю, в чем прикол был, можно было договориться, чтобы я ушел куда-нибудь (кстати, у меня кореша в этой же общаге жили, можно бывало и у них ночку перекантоваться). Короче, если я начинал ворочаться, они застывали в какой-нибудь позе, типа их там нет. Я все хотел приколоться над ними, чтобы проснуться, а они раз и замерли, а я на них смотрю. Но интеллигентная душа не позволила…
  13. Позитивнее воспринимайте реальность)) В автобусе сидит мужик, насупленный такой. Гоняет мысли: блин, одно бычье кругом, начальник мразь, жонка - стервоза… На его плече тихонько прикорнул ангел-хранитель. и стенографирует за мужиком: “вокруг - бычье, начальник - мерзавец, жонка стервоза”. Призадумался такой: вот каждый день я это записываю. Не пойму - нафига ему это все постоянно? Но просит же - значит будем выполнять…”
  14. Пардоньте, автор не я! Просто очень понравился рассказец.
  15. Был я на отдыхе в обожаемой всеми категориями немцев, от пенсионеров до семейных бюргерских пар с чинными киндерами, Турции. Встречались там и соотечественники, с одной парой с детьми я задружился. Папаша оказался типичный “новый русский”, классика жанра, герой анекдотов постсоветского периода. Внешность была колоритная. За сотню с гаком живой массы, как и бюргеры, но с существенным отличием: если у тех центром тяжести были пивные животы, то наш папаша представлял из себя гору бугров и мускулов, бритую голову на бычьей шее и косую сажень в плечах. По тогдашней моде на шее болталась толстенная как канат золотая цепура диковинной вязки. Под плечищами выпирал мощный торс, заросший буйной зарослью, и все это дополнялось яркими малиновыми шортами и крохотной белой панамкой. Панамка стопудово служила ему талисманом или хранила память о славных пионерских временах. Сложную судьбу отца семейства также подчеркивала лаконичная татуха на пальцах стоп: “они устали”. Мой новый друг назвался Вовой, но его спутница жизни, ни разу не модель, а ровесница судя по всему и верная боевая подруга звала его Вовчиком. Пышногрудые гладкокожие девицы в то время еще не вошли в обиход “малиновых пиджаков”, но что-то мне подсказывало что наш герой не подвергнется этому модному веянию и свою спутницу не променяет на модный аксессуар. Их сынуля, уже не помню как его по имени, оказался смешным карапузиком лет 5, сгустком энтузиазма и энергии. В то время как мы попивали гаденькое местное пивко в барухе и Вова рассказывал мне занимательные байки про то как он с “пацанами” стал хозяином маленького нижнетагильского заводика, сынуля пулей носился вокруг, занятый под завязку. Время от времени он переключал свою активность на папашу, докучая ему, и тогда тот просто отпихивал его в сторону коленом, от чего окружающие приходили в ужас. Потому что малыш отлетал как мяч и катился по полу, невзирая на видимую легкость пинка. Повзжав минутку от обиды, пацан тут же принимался за что-то другое. Светлый и чистый как лист бумаги ум дитяти еще на замутила политкорректность, к тому же парень явно обгонял всех нас в лингвистике - через пару суток я слышал как на замечание жирного бюргера малой чисто и внятно отбрил: дойче швайне. Пунцовый и злой как черт фриц поперся к Вочику на разборки, размахивая руками что-то зачесал по-своему, вокруг стали собираться его соотечественники. Мрачный Вова поднялся во весь рост, наблюдая как превосходящие силы противника приближаются, и сурово изрек: вы чо, страх потеряли? Сталинград повторить? Вали учи свой гитлерюгенд! Понятно что сказано было по-русски, т.к. Вова в отличие от сынули ни в одном из иностранных наречий не был силен, но голос и внешность Вовы были столь красноречивы, что немец умолк на полуслове, и так побагровел, что я уж было испугался что его хватит кондратий прямо здесь. С той минуты бюргеры объявили бойкот Вовану и его семье, игнорили шаловливого малыша, и презрительно через губу обсуждали их между собой. Сам Вован этот расклад вроде не замечал, продолжая веселить меня рассказами, например как случайно попал в места не столь отдаленные, и временами хватал бегущего мимо официанта с просьбой притаранить еще пивка. Удивительно что если я по-английски заказывал обслуге пиво, в лучшем случае его приносили через полчаса. Но Вовчику пиво доставлялось немедленно, подтверждая в моих глазах его тезис что иностранные языки учить без толку. Тем временем полоса отчуждения вокруг семьи Вовчика росла, дойче туристо демонстрировали игнор, дергали своих чинных вышколенных чад, чтобы те не пялились в тоске на русское чадо, хохочущее и буйно резвящееся, с диким воплем вождя краснокожих бомбочкой плюхающееся в бассейн, и в общем отдыхающее в свое удовольствие. Бюргерские чады тоже временами тихонько и чинно шалили, один даже исхитрился спотыкнуться о ту самую ногу Вована, где была прописана фраза. Размягший от жары и пива Вован приподнял упавшее чадо и выдал ему нежный щелбан, отчего голова нордического чада едва не улетела в бассейн. Вован смущенной улыбкой дал понять что чутка не рассчитал удара, а я вмиг сообразил отчего у его сынули шея мощна не по возрасту. Положение тихого противостояния кардинально поменялось уже на следующие сутки. Утром всех спящих разбудил странный шум под окнами. Выглянув, я увидел фееричное зрелище. Из прибывшего автобуса выгружались какие-то люди, в разноцветных засаленных халатах, курлычащие на непонятном гортанном наречии. Головы народа в жару под сорок покрывали овчинные шапки. На засаленных халатах красовались сверкающие на солнце значки. Вся это людская масса шумно и с гиком тут же растеклась по ухоженному парку и отелю. Оказалось что эти граждане прибыли из отдаленных казахских регионов, и торговали известным в те годы Гербалайфом, который наградил лучших продажников поездкой в Турцию. Значки на халатах были вариантами слогана “хочешь похудеть - спроси меня как”. Казахская делегация попала в зарубежье впервые. Вероятно разливающаяся бурным потоком на гордые русские города узкоглазая конница Чингиз-хана, сверкая изогнутыми саблями, смотрелась не в пример ужаснее, не могу сказать - не видел. Но зато видел торговцев НВ казахских кровей, кипящей лавой изливающихся на спящий отель. Эта биомасса, раскидав по дороге где ни попадя свои полосатые халаты, хлынула в бассейн, превратив его в невиданный доселе человечий бульон, прочем отдельные экземпляры загрузились прямо в овечьих шапках. Вдосталь наплюхавшись, казахские эффективные менеджеры кинулись деловито разбирать лежаки. Все причендалы, любовно сложенные на лежаках и возле - немецкие книжки, очки, лосьоны, полотенца, вообще-то говорящие “это место занято”, либо летели на землю либо радостно применялись тут же по назначению, и потом тоже летели на землю. Пара страдающих аквафобией казахских гостей, так и оставшись в халатах, застыли возле немки-пенсионерки, по привычке отдыхавшей топлес. От ужимок этой пары пристыдились бы даже Бивис с Бадхедом - тыча пальцами в немецкий бюст, прилично просевший с годами, они ржали без умолку, буквально впадая в некий транс. Они не прекратили визжать от восторга, даже когда бюргерша, пытаясь спасти честь своего бэушного бюста, закуталась в полотенце и заверещала, и даже стянули с нее полотенце, взрываясь от гогота. Набултыхавшись вдосталь, новоиспеченная орда ринулась завтракать, и, как сейчас стало модно изъясняться, “контр-культурная дифференциация” смогла проявиться во всей красе. Организация стола по шведской системе была понята потомками Чингиз-хана своеобразно: увидев чью-либо тарелку с оставленной на пару минут едой, горячие казахские парни моментально оприходовали ее, так что вернувшийся хозяин мог лицезреть только пустую тарелку, и полные сытой неги довольные лики чемпионов HB. Те “эффективные менеджеры”, которым не повезло найти чью-то заготовку, разбойной ордой накрыли сам шведский стол, сметая со скоростью саранчи весь представленный ассортимент. Охреневшие официанты и менеджеры впали в транс. На их слабые потуги внести ясность их досадливо отпихивали в сторону, и пир продолжался. Замелькали первые обглоданные кости, корки, кожура, которыми насыщающиеся ордынцы под гогот, чавканье и рев радостно как дети принялись швыряться друг в друга. Редкие протесты бюргеров и визги из обиженных бюргерят, из руче которых выхватывались вкусняшки, потонули в общем торжествующем хоре жрущей биомассы. В эти минуты случилось два происшествия одновременно. От бассейна в обеденный зал влетела немка-топлес, за которой гнались два эксперта в деле “как похудеть”. С обратного конца зала в него вплыл Вован с семейством, взору которого открылась эта картина маслом. Топлес-немка выла в голосину, напрасно рассчитывая на впавших в шок земляков. Думаю в эти минуты они постигли дзен, осознав чего избежала культурная Европа, когда монголо-татарские полчища разбились о русский фронт. Внезапно Вован направился в сторону гудящей заводским гудком бюргерши. Налетавшие на него полосатые халаты тут же отлетали в стороны, роняя тарелки и шапки, и обиженно горлопанили что-то вслед. Бивис с Бадхедом, оккупировавшие немку-топлес, не учтя новой расстановки сил, в краткий срок изучили курс галантности. Без особых усилий Вован сделал жим с первым ордынцем в руке, в полете изучил слоган значка, сморщился, и швырнул сакрального диетолога точно в оконный проем. Это был красивый полет, правда гость из Казахстана приземлился не в бассейн метрах в 10 от окна, а чуть раньше на бортике. Его напарник был запущен в полет через секунду, но ему тоже не хватило пары сантиметров до приводнения. Радостно жрущие у стола ордынцы полетели на пол следующей партией, после чего Вова стряхнул остатки пиршества со скатерти на пол, и скатертью, к изумлению всех, бережно укутал орущую топлес-бюргершу, помогая ей сесть. В эту секунду, как в песне Владимира Высоцкого, “на мгновенье в зале стало тише”, а дальше стало ясно что Вован заслуженно достиг успехов в бизнесе в сложные девяностые. В тот памятный день компания Herbalife понесла тяжелый урон в числе потенциальных покупателей, и на региональном уровне ее лидеры продаж испытали правду жизни на своих шкурах. Вовчик гонял бывших братьев страны дружбы народов по обеденному залу, разбивая их планы “кучей на одного”, и каждому давал сжатый курс галантности и хороших манер. Его “истомленное нарзаном”, солнцем и пивом тело радостно восприняло физкультминутку, а бычья шея и непреклонная ярость подавили в зачатке все потуги к сопротивлению. Завершив рейд в ресторане, наш герой отправился в экскурс по отелю, вылавливая остатки орды и каждого отправляя в полет до бассейна по уникальной траектории. “Избиение младенцев” длилось около получаса, и дало изумительные всходы. Как по взмаху волшебной палочки в отель вернулась томная нега и расслабуха. Официанты не дожидаясь уже неслись к Вовчику с бокалами пива. А когда пришло время ужинать и Вовчик появился в зале ресторана, все присутствующие немцы встали и аплодировали ему, чем вогнали нашего героя в немалое смущение. На другой день сын Вовчика налетел на пожилого бюргера, отчего упали и разбились его очки, явно не из дешевых. На что немец, еле устояв на ногах, улыбнулся, и подняв очки, потрепал пацана по голове, и пошел дальше. А малыш побежал по своим детским делам, как и полагается мальцам, переполненным бурлящей чистой детской энергией.
×
×
  • Create New...